вход для последователей сайта vpoiskahbessmertiya.ru, 14+

Огоньки любви.

«Чистота – это дорога к божественному…»
(цитата из блокнота Стрелка)

Мы прибежали к Ганге как раз вовремя — прямо за нами полицейские перекрыли дорогу на противоположный берег реки, с которого удобнее всего смотреть за всем этим ночным действом. Люди рассаживались плотными рядами на ступеньках у воды, но мы решили не экономить и заплатили за индивидуальное место на тележке, стоявшей на возвышении (здесь это фактически равноценно VIP-ложе в Большом театре), откуда вся набережная была видна как на ладони.

А посмотреть было на что! Уже заметно стемнело, и атмосфера начала сгущаться. Счастливые толстенькие индусы-полицейские заводили толпу, крича уже хорошо знакомые нам слова: «Ганга Майи ки!» — и все вокруг, радостно подняв руки, хором отвечали: «Джай!». После трех таких прославлений Ганги полицейский не то чтобы настойчиво, но отказать ему все равно было трудно, предлагал сделать пожертвование на проведение этого ежедневного торжества воды и огня — и тут же выписывал простые квитанции, обменивая их на небольшие купюры. Индусы — народ благочестивый, и полицейский еле успевал собирать деньги в свои бездонные карманы.
— Они с детства знают: человек идет за своими деньгами, и если деньги отдаются Богу, то человек тоже идет к Богу… — прокомментировал происходящее мой друг.

Манго куда-то сбегал, притащил две довольно большие корзины цветов необычной формы, очень похожих на лодочки, и спрятал их под нашей тележкой. Я еще не понимал, зачем все это нужно, но чувствовал, что это очень важно! В Индии, если где-то появляется много цветов, значит, жди чего-то необычного и чудесного.

Мы сидели на тележке, поджав ноги, чтобы не задевать людей, прижимавшихся к нам все плотнее и плотнее. Я тихо повторял на четках из рудракши свою мантру и наблюдал за подходящими к берегу счастливыми людьми, которые пытались найти хоть малюсенький кусочек места на набережной, чтобы с него наблюдать огненное шоу. И каждый раз казалось, что места уже больше нет, но радостная толпа начинала двигаться, создавая людскую волну, и — о чудо — находилось место еще для одного человека. Так происходило не пару раз, а, может быть, пару сотен раз, и за этим волшебством человеческой доброжелательности можно было наблюдать бесконечно.

Манго стал объяснять мне, что люди ведут себя так тепло и миролюбиво, потому что Ганга — это не что иное, как космический поток любви. Три раза в день эти люди идут к Ганге и принимают омовение в ее любовной энергии.
— Вот ты сколько раз в день моешься? — неожиданно спросил меня Манго, пристально посмотрев мне в глаза, словно пытаясь самостоятельно найти ответ в моих мыслях.
— Сколько раз моюсь? — переспросил я. — Обычно один раз. Этого мало?
— Для человека с именем Стрелок явно мало, — серьезно произнес Манго. — Мыться надо как минимум два раза в день, а для полной чистоты — три. Воин должен быть всегда чист, иначе его застанут врасплох и убьют. Если мы не помыты, не только наше тело покрыто грязью, наше сознание тоже покрывается коростой и засыпает. В таком анабиозе оно действует в два, а то и в десять раз медленнее, чем обычно, а это значит, что если твой противник слабее тебя в десять раз, но чист, то он может запросто победить тебя, находящегося в грязном состоянии сознания. Так что запомни: для воина грязь — это смерть!

Услышав такое глубокое объяснение, я почувствовал непреодолимое желание залезть в воду прямо сейчас, и я бы точно это сделал, если бы у меня был хоть один шанс пробраться к реке. Но этого шанса уже не было. Берег состоял из людских голов — лысых, лохматых, в чалмах и обернутых одеждой, женских, мужских, детских — и было такое чувство, что он превратился в единый живой организм, счастливый и удовлетворенный.
— Так значит, теперь мне надо мыться три раза в день, и я буду чистым воином? – переспросил я Манго.
— Два раза как минимум, — ответил Манго. — Кроме того, каждый раз после посещения туалета и пробуждения после сна, который длился дольше 45 минут. Каждый раз, когда ты загрязняешься, надо опять возвращаться к чистому состоянию, это твой воинский долг! Стань другом воды, и вода тебя защитит! Ведь вода везде, а значит, и твой защитник будет всегда с тобой!

Я не испугался этого нового правила. Еще изучая историю, я заинтересовался тем, что Средневековье прославилось зарождением парфюмерии, хотя слава эта довольно сомнительна — в то время парфюм применялся как способ хоть как-то перебить смрад, исходивший от вельмож, которые никогда не мылись и, похоже, не сильно волновались по этому поводу. И это ведь была Франция, на которую сейчас все равняются как на родину изысканных ароматов. В замках тех времен просто не было душевых комнат, да что там говорить, в них не было даже туалетов! Поэтому время от времени хозяевам приходилось переезжать из одного замка в другой, чтобы не умереть от смрада. А широкополые шляпы, которые периодически снова входили в моду, тоже носили не для красоты, а для того, чтобы выливаемые в окна помои не попадали на голову, а стекали по полям этих головных уборов на мостовую. Каждый раз, когда я думал о тех людях, я удивлялся: неужели они не понимали, что так жить нельзя? И теперь я осознал, почему меня это волновало... Да потому что грязь — это смерть. Грязный человек, хотя и кажется живым, в действительности просто ходячий мертвец.

Я смотрел по сторонам на этих счастливых от чистоты людей и понимал, что чистота — это не просто залог физического здоровья. Манго открыл мне глаза на тот факт, что это еще и залог здоровья психического. Мало просто видеть мир, важно видеть его чистым сознанием. Фактически, смотря на мир, мы видим не окружающую нас действительность, а отражение своего ума, и если наш ум грязный, то и замечать мы будем одну только грязь.
— Но запомни, — вдруг добавил Манго, — никогда не совершай омовений полностью обнаженным, так ты оскорбишь хозяина воды Варуну и у тебя будут большие проблемы. С Варуной лучше дружить, ведь наше тело состоит из воды, а значит, полностью зависит от Варуны. Местные врачи-аюрведисты говорят, что одно омовение в день избавляет от болезней, которые находятся на стадии возникновения, два ежедневных омовения лечат хронические болезни, а три — могут вылечить даже смертельные заболевания.
— Да, я видел, как моются йоги, обернувшись в короткий отрез ткани.
— Гамчу, – уточнил Манго.
— Мне так тоже нравится, да и оказывается, что так и надо… — договорил я и дал себе обет мыться как можно чаще.

Вдруг через огромные громкоговорители, прикрученные к высоченным фонарным столбам, мистический свет которых освещал всю набережную, превращая ее в огромную театральную сцену, громко включили мантры, и священники в многочисленных храмах на берегу стали готовиться к огненному поклонению. Эта традиция поклонения Ганге насчитывает несколько тысяч, а может быть, и миллионов лет. Народ оживился и радостно загудел.
— Ганга — это не простая река, это энергия космической реки Вираджа, которая разделяет мир материальный и мир духовный. Поэтому каждый, кто принимает в ней омовение, чувствует себя на самом краю мира, и от этого просто дух захватывает! Так что край земли — это не Северный полюс, край земли — это река Ганга. Местные священники говорят, что Ганга — это жидкий храм и перед нами открывается единственная в этом мире возможность принять омовение в жидком храме, — озадачил меня новой информацией Манго.

Я попытался представить себе храм Василия Блаженного в «жидком» виде и вообразить, как в нем принимают омовение христиане, но понял, что не смогу этого сделать, и перестал об этом думать. Подумаешь, жидкий храм! В Гималаях еще и не такое встретишь…

И тут началось: затрубили в раковины, забили в колокола, закричали мужчины, заулюлюкали женщины, завизжали дети, и все эти десятки, сотни тысяч людей хором запели гимн матери Ганге: «Ом Джай Ганге Мата, Шри Джай Ганге Мата!». Священники зажгли свои огромные многоуровневые лампады с несколькими десятками огоньков, и все вместе стали их предлагать Ганге, медленно крутя ими по часовой стрелке. Отражение в воде разносило этот свет по всей реке, и, наверное, по всей вселенной. Вдруг оказалось, что я не видел в своей жизни ничего красивее, чем вот такое сочетание огня, воды и мантр. Жар от этих казавшихся нереальными лампад был настолько сильный, что священников поливали водой, чтобы их одежда не загорелась. В какой-то момент у меня возникло ощущение, что вот-вот и сам священник загорится вместе со своей лампадой. Все, кто стояли рядом, невольно отпрянули в сторону, чтобы спастись от разбушевавшегося огня.

И перед нами открылось зрелище неописуемой красоты: весь берег предлагал Ганге свои огоньки — кто огромные, кто средние, а кто совсем маленькие фитильки. С последним звуком гимна матери Ганге люди опустили свои фитильки в воду, и они поплыли по реке, создавая идеальную романтическую картину, которую невозможно ни снять на видео, ни сфотографировать. Как описать то чувство, которое возникает, когда люди отдают свое сердце Богу? И тут Манго проворно достал наши огромные корзины из-под тележки и стал отчаянно пробираться к воде. Я схватил его за одежду, и мы, растолкав пару десятков индусов и забравшись по пояс в воду, припасенными внутри корзин спичками зажгли в них фитили. Огонь вспыхнул сразу, и я почувствовал, что мои отношения с Гангой начались: она видит мой огонь и любит меня.

— Загадывай желание, когда будешь отпускать! — прокричал мне Манго, и я, пытаясь найти в своем уме что-то нужное или полезное, вдруг понял, что могу думать только об одном. Сосредоточившись на этом моменте, я отпустил свою корзинку в плавание со словами: «Пусть Бог направит меня по истинному пути! Пусть направит, я готов идти!».
Мы стояли еще, наверное, полчаса, не спуская глаз со своих корзин. Говорят, если они не потонут на ваших глазах, то желание точно исполнится. Корзинки скрылись далеко в волнах Ганги и затерялись среди других огоньков, а мы сидели на берегу и разговаривали с Манго об этом чуде, наблюдая, как семейные пары довольных индусов расходятся по домам.

— Я хочу рассказать тебе, как Ганга сошла с небес. Когда-то давным-давно великий царь Бхагиратхи пришел в Гималаи, чтобы предаться там суровому подвижничеству. Он хотел помочь своим предкам попасть на небо. Проведя в медитации и аскезах тысячу лет, он увидел богиню Гангу, которая пришла в видимом для людей теле, чтобы успокоить его. Она спросила у царя, чего он хочет. И царь ответил, что его предкам не будет дано места на небе до тех пор, пока Ганга не омоет их тела своими водами. Ганга была удовлетворена подвижничеством царя и пообещала исполнить его желание.

Но была одна проблема. Кто сможет сдержать напор Ганги, падающей с небес? Только Шиве под силу справиться с такой миссией. Тогда царь Бхагиратхи отправился к горе Кайлас и принялся молится Шиве, и тот дал обещание принять на себя тяжесть Ганги, срывающейся с небес. Так Ганга, дочь царя гор Химавана, снизошла в этот мир. Ее бурный поток уничтожил поля великого мудреца Джахну, который, разозлившись, взял да и выпил всю воду Ганги. Царю Бхагиратхи пришлось успокаивать мудреца, и тот выпустил воды Ганги через свое ухо. И, наконец, слившись с океаном, Ганга ушла в подземный мир – Паталу, исполнив свое обещание. Но это только часть истории. Я расскажу тебе ее до конца, но только тогда, когда ты начнешь омываться в Ганге три раза в день, — рассмеялся Манго и, набрав горсть воды, брызнул ее мне в лицо.

— Ганга Майи ки! — закричал Манго.
— Джай! — крикнул я ему в ответ, и мы, довольные незабываемым зрелищем, пошли искать место для ночлега, хотя я был готов просидеть на берегу всю ночь, наблюдая за тем, как уплывают в бесконечность огоньки человеческих сердец.

Продолжение следует...

Подписаться на обновления

Хотите сразу получать оповещения о выходе новых глав ?

Сказать автору «спасибо»? :)

Вы можете поддержать наш проект

Глава №7
Напишите нам: info@vpoiskahbessmertiya.ru

Книга представлена в частично свободном доступе, текст открыт до 16 главы.

vpoiskahbessmertiya.ru   Copyright © 2014

Материалы сайта vpoiskahbessmertiya.ru не являются миссионерской деятельностью от имени какого либо религиозного объединения, не направлен на распространения сведений о каком либо вероучении среди лиц не являющимися его последователями, не преследует цель вовлечения в какое либо религиозное объединение.