вход для последователей сайта vpoiskahbessmertiya.ru, 14+

Змея в зазеркалье

«Нет тюрьмы страшнее, чем тюрьма в моей собственной голове...»
(цитата из блокнота Стрелка)

«Стрелок, вставай! Стрелок! Стрелок, вставай!» — слышалось в моей голове, и я никак не мог понять, что же такое происходит, кого зовут, куда зовут и почему вообще мне мешают спать, а спать так сильно хочется. И вдруг как молния в голове сверкнула – так это же меня зовут, это же мое имя!

Нехотя открываю глаза и наблюдаю картину, достойную фильма ужасов: с выпученными глазами, всклокоченными волосами и какой-то ужасной улыбкой, больше напоминающей оскал, надо мной стоит Манго и светит фонариком себе на руку, в которой держит веревку. Но «веревка» вдруг пошевелилась, и я понял всю суть происходящего: Манго в руках держал змею, самую настоящую и, скорее всего, ядовитую, о чем говорило испуганное выражение его лица. Я мигом вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону, пытаясь рассмотреть, мертвая змея или живая. «Убил, убил», — наконец произнес довольный Манго и брезгливо бросил змею на землю. «Кобра!» — прошипел Манго, и я понял, что это не шутка. Настоящая королевская кобра… Такая может запросто подползти к вам в густой траве, подплыть под водой в реке или даже залезть на дерево и упасть вам на голову. Видимо, где-то рядом спрятано ее гнездо, где она отложила яйца и любовно прикрыла их сухими листьями. А если королевская кобра сторожит свое гнездо, то сторожит она его как следует и не раздумывая нападает на любое приближающееся животное, и на человека в том числе. Так что не рекомендую вам появляться в незнакомых уголках Гималаев босиком… Опытные путешественники носят специальные ботинки с высокими голенищами, которые не может прокусить змея, да и от вывихов они хорошо защищают.

А яд королевской кобры очень сильный и может запросто умертвить человека в течение получаса. Мне рассказывали о том, как погибали здоровенные индийские слоны, укушенные этой беспощадной змеей. А слона очень непросто победить, уж поверьте мне… Манго стал рассказывать о том, что королевские кобры имеют неприятную особенность преследовать людей и потом нападать на них без всякой видимой причины. Но, может быть, это наш враг из прошлой жизни, который родился в узком ядовитом теле змеи и узнал нас по запаху или по походке? А Бог приказал его змеиному сердцу напасть на давнего противника и выпустить в него весь свой яд, скопленный за долгие годы размышлений об этом непримиримом враге. Манго посмотрел на меня и очень серьезно сказал: «Никогда не держи зла на людей, сразу же извиняйся или прощай, а то родишься вот такой змеей, и тогда я буду вынужден тебя убить!». У меня даже мурашки пошли по спине, так как было не совсем понятно, шутит Манго или нет…

Мудрецы не осуждают тех, кто убивает змею или скорпиона, попавшегося им на пути, — ведь они жалят своим ядом без разбора, и если их не убить, то они без всякого сожаления укусят следующего путника. Когда опытные группы путешественников идут по узкой тропе, они оставляют небольшой промежуток между вторым и третьим человеком. Первые два путника будят змею, она просыпается и со злости хочет укусить того, кто должен быть третьим, а его нет — тогда змея выдает себя шипением, и ее можно заранее увидеть. Так что не идите третьим на тропе, а то распрощаетесь с жизнью. В какой-то мере человек, увидевший ядовитую змею и не убивший ее, становится косвенным убийцей того, кого эта змея укусит через несколько минут…

Манго стал ещё серьёзнее:

— Ты теперь воин, тебя зовут Стрелок, значит, ты должен защищать, а защита требует применения силы. Не зря нас сегодня разбудила эта змея — видимо, наш путь уже начался, и это будет путь борьбы.
— Со змеями? — спросил я.
— Нет, не со змеями, — усмехнулся Манго, — с иллюзиями. Слушай, что говорят йоги о змеях. Иногда мы в темноте можем принять веревку за змею. И все, что мы видим перед собой: этот манговый сад, эти горы, эта Ганга и даже я, — тут Манго мне подмигнул, — все это разнообразие жизни так же иллюзорно, как иллюзорна змея, за которую мы приняли веревку. И йоги объясняют, что, хотя мы и приняли веревку за змею, сама змея не иллюзорна, потому что нам приходилось в своей жизни иметь дело с настоящими змеями. Так вот, запомни мудрость Гималаев: материальный мир со всем его разнообразием не представляет собой иллюзию! Это отражение духовной реальности. Мы с тобой в космическом зеркале, в зазеркалье, а нам надо попасть в реальность, и Гималаи — это точка перехода из зазеркалья в настоящую жизнь. Понял что-нибудь? — сказал мне уже улыбающийся Манго и, покачав головой (видимо не надеясь на то, что я хоть что-нибудь осознал или хотя бы запомнил), начал собирать свои пожитки, которых было совсем немного. — Ладно, — обернулся ко мне в последний раз Манго, — запомни пока очень важное правило воина: каждый должен сам платить за свою глупость, иначе он никогда не поумнеет.
— Ну, вот это мне понятно, — с радостью ответил я и записал эти слова в свой блокнот, в который решил заносить любую услышанную мной информацию о пути воина. На обложке блокнота я красиво написал слова «В поисках бессмертия» — ведь если вести блокнот, то вести его как книгу — будет что потом почитать своим детям, если, конечно, они у меня когда-нибудь будут…
— Так что там с ответом на вопрос про корову? — спросил я Манго.
— А ты что сам-то надумал? – ответил он вопросом на вопрос. — Давай напишем на песке одновременно наши ответы, а потом сравним?
— Давай, — ответил я, — только не подглядывай!
Мы сели спиной друг к другу, и каждый написал свой ответ, потом обернулись, посмотрели на каракули и, весело расхохотавшись, побежали к реке, чтобы совершить утреннее омовение. На песке остались две фразы: все виноваты одинаково! Холодная вода разбудила наш энтузиазм, и мы плескались, как дети, в предчувствии трудного дня.

Наконец, устав и замерзнув, мы вышли из Ганги и сели на уже теплые валуны, чтобы немного обсохнуть.
Мимо нас к берегу прошел обыкновенный на вид старик, который сразу же привлек наше внимание. Старики на востоке отличаются от наших западных стариков. Восточного старика даже стариком-то назвать нельзя. Он не старик, он старец. У старика сознание к старости атрофируется, а у старца — просветляется. Старик никому не нужен — ни стране, ни даже собственным детям, — а старец нужен всем. Надо так прожить жизнь, подумал я, чтобы стать не стариком, а старцем. Говорят, есть три категории привлекательных людей: карапуз, девушка и мудрец. Карапуз привлекает своей наивностью, девушка — чистотой, а мудрец — близостью к Истине. А поскольку Истина — это еще и источник всей красоты, то и от самого старца тоже невозможно отвести глаз.

Уже было довольно светло, вещи были собраны, и мы решили отправиться в путь не мешкая, пока солнце не начало свою битву с нашими головами.

Я взвалил свой рюкзак на плечи и уже был готов сделать первый шаг, но Манго схватил меня за одежду и стал отчитывать:
— А поклониться Гималаям? Ты забыл поклониться Гималаям! Как ты собрался идти в Гималаи, не поклонившись им? Это не просто прогулка, путь в горы — это путь в другие миры. Мы никогда не вернемся, если будем гордыми, гордые погибают, даже не увидев первый снег!

И в этот момент Манго как стоял, так и упал на землю, растянувшись во весь рост и вытянув вперед свои длинные руки. Лежа он повернул ко мне голову и прокричал:
— Делай как я!
Недолго думая, я прямо с рюкзаком рухнул на землю, подняв довольно большое облако пыли. Манго расхохотался, видимо, это выглядело очень комично, и стал говорить мне шепотом:
— Такой поклон называется дандават. Надо лежать лицом вниз, и земли должны касаться все части твоего тела: две руки, две ноги, два колена, грудь, лоб, зрение, слова и ум.
— Ум? – переспросил я.
Да, это и есть самое главное! Главное принести поклон своим умом, прижать его к земле, и тогда Гималаи примут тебя! Йоги говорят, что у каждого человека на голове есть невидимая чаша с его кармой, и когда человек приносит поклоны, то его карма выливается, и человеку становится легче идти вперед. Так что не стесняйся кланяться в Гималаях, кланяйся Ганге, кланяйся йогам, кланяйся храмам — и твой путь станет намного легче…

Я обернулся по сторонам и, увидев башенку храма, которая светилась золотом в лучах восходящего солнца, решил поклониться и ей. И действительно, на душе стало как-то легче. Захотелось кланяться всему, что я вижу, будто я в детстве нашел конфеты в кухонном шкафу и теперь готов съесть их все без исключения. И почему я не кланялся раньше? Манго, похлопав меня по спине, сказал:
— Ну вот, я же тебе говорил: просто кланяйся, и жизнь станет легче. Люди в городах потому и чувствуют себя так тяжело, что забыли, как и кому надо кланяться. Похоже, все эти новомодные проблемы типа депрессии или синдрома хронической усталости — это просто последствия того, что люди разучились выливать чашу своей кармы… Но ты воин, ты должен уметь кланяться, иначе как ты научишься воинскому искусству? Гордые воины умирают в бою первыми…
— Я не хочу первым, я хочу последним! – обиженно прервал я друга.
— Ладно, умри последним, — рассмеялся Манго, и мы наконец тронулись в путь, перейдя мост Лакшман-джулу и бросив прощальный взгляд на нашу манговую рощу, которая погружалась в туман, поднимающийся от воды, и как будто уходила из нашей жизни навсегда...

Продолжение следует...

Подписаться на обновления

Хотите сразу получать оповещения о выходе новых глав ?

Сказать автору «спасибо»? :)

Вы можете поддержать наш проект

Глава №3
Напишите нам: info@vpoiskahbessmertiya.ru

Книга представлена в частично свободном доступе, текст открыт до 16 главы.

vpoiskahbessmertiya.ru   Copyright © 2014

Материалы сайта vpoiskahbessmertiya.ru не являются миссионерской деятельностью от имени какого либо религиозного объединения, не направлен на распространения сведений о каком либо вероучении среди лиц не являющимися его последователями, не преследует цель вовлечения в какое либо религиозное объединение.