вход для последователей сайта vpoiskahbessmertiya.ru, 14+

Опьянение едой.

«Многие знают, что Бог велик, но немногие знают, насколько Он велик...»
(цитата из блокнота Стрелка)

И вот он перед нами, Нандапраяг — место слияния священных рек Алакананда и Нандакини. Он находится в 12 километрах от Карнапраяга. Открывшиеся виды на горные вершины тут же заставляют забыть все вчерашние кошмары. Гималаи, красивые, спокойные, безопасные, снова манят своей загадочностью, но отсутствующий палец Манго не дает впасть в иллюзию и расслабиться.

Его рана еще кровоточит, и он вздрагивает от боли при каждом прикосновении к ней. Несмотря на спокойствие и тишину, я уже хорошо понимаю, что такое настоящие горы. Они отличаются от завораживающих картин Рериха, отредактированных фотографий и веселых рассказов путешественников, которые заехали в Ришикеш перед Гоа. Настоящие горы — это дорога в один конец, дорога неулыбчивая и холодная. Готов ли я идти по ней дальше? Я уже стал задумываться над этим вопросом, ведь впереди нас ждали самые сложные и опасные места, а я уже чуть не потерял своего любимого друга и путеводителя Манго. Хотя часть Манго я все-таки потерял: пальца-то у него уже нет… Какую же цену нам придется заплатить за этот переход?

Нас привлекла музыка из небольшого, празднично украшенного храма Гопала, в котором находится божество маленького Кришны. Храм поэтому так и называется «Гопал-Кришна». Запах благовоний и специй напомнил о том, что сегодня воскресенье и в храме явно намечается какое-то празднество. По всем стенам были развешаны гирлянды и разноцветные флажки. У входа стояли разодетые в шелковые сари женщины, похожие на небожительниц. Навстречу нам вышел очень чистый и выглаженный монах в ярко-шафрановых одеждах, что отличало его от всех других паломников, которых мы видели до этого. Его ровная белая тилака (знак, наносимый глиной) на лбу выдавала в нем приверженца вайшнавизма, а гостеприимная улыбка обезоружила нас окончательно, и мы приняли приглашение войти внутрь.

На небольшом возвышении в глубине зала сидел немолодой стройный монах и, видимо, читал лекцию по случаю сегодняшнего мероприятия. Нас усадили на циновки, и мы стали слушать повествование вместе с другими гостями, плотно заполнившими всю алтарную комнату. Стояло какое-то радостное возбуждение, которого я не ощущал ни в одном другом храме, здесь все было по-другому. Словно услышав мои мысли, Манго наклонился ко мне и прошептал:
— Это храм Кришны! Самое безопасное место в Гималаях! Расслабься, ты дома!
И действительно, оглянувшись вокруг, я увидел, что все люди улыбаются. Они не были похожи на традиционных гималайских йогов, обычно выглядящих суровыми и неприступными. Мне понравилось это настроение — я как будто оказался в родном месте, которое покинул на тысячу лет и забыл, как оно выглядит …

Манго тихо стал переводить мне на ухо то, о чем шла речь в лекции. Оказывается, Нандапраягом это место назвали не только из-за реки Нандакини, протекающей неподалеку, а еще и потому, что именно здесь царь Нанда проводил свое великое жертвоприношение, в результате которого появился на свет сам Господь Кришна. Он родился у Васудевы и Деваки примерно 5000 лет назад, ровно в полночь в тюрьме царя Камсы. Васудева, отец Кришны, сразу же передал его на воспитание Нанде Махараджу. Имя Нанда переводится как «Тот, кто дает радость». И Нанда Махарадж действительно приносил радость, потому что его основное желание было служить всем без исключения, что он и делал с первой до последней минуты жизни. Каждый человек в его присутствии наполнялся любовью: вот такой он был ведический царь — царь, любящий всех! И, конечно же, он любил своего отца — Парджанья Махараджа.

Когда Нанда Махарадж был коронован на престол, его отец решил оставить мирские дела и уйти в лес. Но Нанда Махарадж не мог отпустить его, не получив последних наставлений. Со слезами на глазах он спросил у отца:
— Как избавить моих подданных от страха и печали?
И отец ответил мудрыми словами:
— Люди наполняются страхом перед своим будущим!
— А как избавить людей от страха будущего? — сразу же спросил сын.
— Для этого надо принять прибежище у того, кто поклоняется Господу Кришне, — ответил Парджанья Махарадж, — так как Кришна — это Верховная Личность Бога, и Он никого не боится, а Кришну боится сам страх!
— Хорошо, это понятно, — сказал Нанда Махарадж, — еще мне надо знать, как правильно молиться Кришне.

Парджанья Махарадж обрадовался такому вопросу и ответил, что единственное, о чем надо молиться Кришне, это о том, чтобы у человека всегда была возможность служить самому Кришне и преданным Кришны. И тогда Нанда Махарадж задал свой последний вопрос:
— Я хочу сделать своих подданных счастливыми, в чем заключается самое большое счастье в этом мире?
И, уже уходя в лес, обернувшись напоследок, отец ему ответил:
— Самое большое счастье в этом мире – это любить Кришну!

Согласно этим принципам Нанда Махарадж и правил в своем царстве 5000 лет назад, но была одна проблема: у царя Нанды и его супруги Яшоды не было сына. Что бы они ни делали, у них не получалось обрести наследника. Наконец, на совете старейшин было принято решение провести огненное жертвоприношение и попросить у полубогов для царя сына. Было собрано огромное количество топленого масла гхи, приглашены самые лучшие брахманы для воспевания священных мантр, и в самый астрологически благоприятный день провели церемонию приглашения сына. Все ждали чуда, но ничего не произошло. Более того, Нанда Махарадж и Яшода были в ужасном настроении. Им не нравилась сама идея просить ребенка у полубогов. И Нанде, и Яшоде каждую ночь снился один и тот же сон, в котором они видели прекрасного мальчика небесно-синего цвета с черными вьющимися волосами и глазами, похожими на лепестки лотоса. И они, просыпаясь со слезами на глазах, понимали, что теперь хотят иметь только такого ребенка и никакого другого.

Поэтому и на жертвоприношении они не чувствовали себя счастливыми, так как знали, что полубоги не смогут выполнить подобное желание.
Тогда они решили, что надо поклоняться Нараяне, и дали обет под названием двадаша-врата.
Целый год они постились на двадаши — двенадцатый день луны, и Нараяна, явившись к ним обоим во сне, сказал, что их желание скоро будет выполнено. Через некоторое время к ним действительно пришел маленький Кришна, и весь мир наполнился счастьем, потому что только Кришна приходит в этот мир, чтобы наполнить его радостью и блаженством. Его первым криком был звук «Ом», который очистил всю Вселенную. Это и был Гопал, маленький Кришна с ладду (сладостью из гороха) в руке, в честь которого здесь построили этот прекрасный храм.
Нанда Махарадж пытался провести обряд джата-кармы, или перерезания пуповины, фактически это и есть момент рождения ребенка как самостоятельной личности, но он никак не мог найти саму пуповину. У Кришны был пупок, тот самый, которому поклоняется вся Вселенная, а пуповины не было. Тогда Нанда Махарадж понял, что это сам Бог явился в его семье, и объявил праздник в честь рождения Кришны. Все должны были поливать друг друга молоком, которое принесли в своих кувшинах, но молоко никак не заканчивалось, хотя была залита уже вся земля в округе, и реки молока текли, как потоки Ганги. Всем стало понятно, что тот молочный океан, который пахтали полубоги и демоны для обретения нектара бессмертия, пришел омыть новорожденного Шри Кришну. Это молоко растеклось по всей земле, и земля пропиталась нектаром, счастьем и запахом Шри Кришны. После этого все цветы на земле стали пахнуть по-другому, и даже сейчас в них можно уловить изначальный запах только что родившегося Гопала, если хорошенько принюхаться.

Я понюхал гирлянду, висевшую рядом со мной на стене, и действительно учуял в ней какие-то неземные нотки…
Тут лекция закончилась, и весь зал закричал: «Джай Шри Кришна! Джай Шри Кришна! Джай Шри Кришна!». Мы хотели было потихоньку уйти, но нас позвали к лектору, который заметил нашу серую, мятую и пропахшую костром одежду, выделявшуюся на фоне выглаженных и чистых одеяний монахов, и захотел с нами переговорить. Мы поклонились лектору, и он, улыбаясь, протянул нам сладости, взяв их с подноса, который появился неизвестно откуда.
— Это ладду, — сказал он, — любимая сладость Гопала! А какому вы Богу поклоняетесь? — с мягкой улыбкой спросил он меня.
И я ответил ему, что еще не знаю, что пока еще не могу понять, по какому пути мне идти, но уже очень хочу в этом разобраться.


Он посмотрел на меня с состраданием отца и задал очередной вопрос:
— А почему ты ищешь Бога в Гималаях?
Я не ожидал такого вопроса. «Действительно, почему я ищу Бога в Гималаях? И Бога ли я ищу?». Вдруг я понял, что мое приключение уже не является просто приключением, это самый настоящий поиск Бога, просто я никак не мог этого осознать. А теперь будто пелена упала с моих глаз: «Точно! Я же иду искать Бога!». Лектор, которого все звали гуру-махараджем, строго посмотрел на меня и сказал очень важные слова:
— Бог дал тебе человеческое тело, чтобы ты нес людям истину, поэтому не следует рисковать просто так! Не потеряй это тело! Кришна дал его тебе не просто так, используй его по назначению!
И я сразу же записал эти слова в блокнот.
— На земле много святых мест, но Гималаи — это самые опасные святые места, — продолжил лектор. — Десятки, а может, сотни тысяч людей погибли на этих перевалах. Здесь всего один сантиметр отделяет вашу жизнь от смерти, и это может произойти в любую секунду. Пропасти стали братскими могилами даже для очень смелых и подготовленных путешественников. Оползни и лавины приходят неожиданно, как молния, и стирают с лица земли целые группы паломников. Дороги больше похожи на козьи тропы, они ничем не огорожены. Те водители попуток, на которых вы добираетесь до святых мест, жуют свой пан (легкое наркотическое вещество), что превращает их в зомби, и постоянно засыпают за рулем. А если водитель пропадет со своей машиной на этом бесконечном серпантине, его никто не будет искать, поскольку зачастую у него даже семьи нет. Так что это хорошая идея — искать Бога, но будьте очень осторожны. Бога можно найти и в более спокойных районах Индии, где нет смерти, дышащей вам прямо в спину… Я желаю вам удачных поисков и милости Шри Кришны — вы сможете найти свой путь! Но помните, есть Гималаи, а есть царь Гималаев — гора, которой поклоняются сами Гималаи. Попробуйте найти именно эту гору!

Эта новая информация меня очень взволновала. Я повернулся к Манго и спросил его:
— Ты знаешь, что это за гора?
— Нет, — ответил мне Манго, — не знаю, надо бы расспросить про нее.
Мы поклонились махараджу и попросили его рассказать нам подробнее об этой горе.
— Еще время не пришло, — улыбнулся он, — сначала осуществите свои планы в Гималаях, тогда сможете пойти выше — туда, куда указывают горные вершины! Могу пока дать вам только одну подсказку: ищите гору в окружении двенадцати лесов. Там вы найдете ответы на все свои вопросы!
Он дал каждому из нас ладду и ушел в окружении своих учеников, сразу же потерявших к нам всякий интерес.

На площадке перед храмом были расстелены узкие тканые дорожки, и гости в праздничных нарядах аккуратно рассаживались, чтобы принять прасад — освященную пищу, предложенную храмовому божеству. Мы тоже сели в уголке, и перед нами на тарелки из пальмовых листьев стали раскладывать разнообразные блюда. Честно говоря, я никогда не видел столько еды — на каком-то моменте я просто сбился со счета, и Манго окончательно ввел меня в ступор, сказав, что обычно на таком празднике делают целых 108 блюд.
— Да, это новый вариант йоги, — сказал я Манго. — Я-то думал, что йоги только постятся и совершают аскезы.
— Это тоже аскеза, — смеясь, ответил мне Манго, — это Кришна-аскеза! Если ты съешь все, что тебе дадут, то ты получишь результат этой аскезы — ананду, духовное блаженство. Так что старайся изо всех сил: на твоей тарелке не должно остаться ни одной рисинки.

А риса было немало. Его насыпали приличной горкой посередине моей круглой тарелки, обкладывая разнообразными блюдами из овощей и еще чем-то очень вкусным. «Да, такая йога мне нравится, — подумал я, решив, однако, не произносить эту мысль вслух, — я еще не привык к такому способу самоосознания, хотя мое тело было полностью счастливо». Прямо передо мной вдруг оказался махарадж с ведром, из которого он раздавал что-то необычное, вкусно пахнущее розами.
— Сладкий рис, — ответил он на мой немой вопрос, — он предложен Кришне, так что ешь с уважением и счастьем!
«Вот это да, — подумал я, — как это необычно — есть с уважением и счастьем, я еще никогда так не ел!».


Вдруг все замолчали, и молодой монах, застучав в маленькие цимбалы, запел мантры, которые, как я понял, надо петь перед едой: «Шарира авидья-джал, джодендрия тахе кал, дживе пхеле вишая-сагоре…».
— Что они поют? Ты можешь перевести?
Манго открыл свою тетрадку и ткнул мне пальцем в нужное место. Я достал свой блокнот и переписал перевод молитвы: «Это материальное тело — комок невежества, а чувства — пути, ведущие к гибели. Так или иначе мы упали в океан материальных чувственных наслаждений, и из всех чувств язык наиболее прожорлив и необуздан. В этом мире очень трудно обуздать язык, но Ты, дорогой Кришна очень добр к нам. Ты послал нам этот замечательный прасад, чтобы помочь обуздать язык. Поэтому давайте вкушать этот прасад до полного удовлетворения и прославлять Шри Кришну».

Я не помню, как мы добрались до нашего гестхауса, потому что такого опьянения от еды я еще никогда не ощущал.
— Они точно ничего не подсыпают в еду?
— Конечно, подсыпают, — смеялся Манго, — они подсыпают в еду любовь и преданность! Ложись спать, надо выспаться как следует, да и идти с таким животом все равно уже сил никаких нет. Пусть сегодня будет день отдыха, не зря же мы попали в этот храм на праздник — значит, Бог хочет, чтобы мы отдохнули...
«Да, не зря, — засыпая, подумал я, — но что это за гора среди двенадцати лесов? Надо будет разобраться…».

Продолжение следует...

Подписаться на обновления

Хотите сразу получать оповещения о выходе новых глав ?

Сказать автору «спасибо»? :)

Вы можете поддержать наш проект

Глава №15
Напишите нам: info@vpoiskahbessmertiya.ru

Книга представлена в частично свободном доступе, текст открыт до 16 главы.

vpoiskahbessmertiya.ru   Copyright © 2014

Материалы сайта vpoiskahbessmertiya.ru не являются миссионерской деятельностью от имени какого либо религиозного объединения, не направлен на распространения сведений о каком либо вероучении среди лиц не являющимися его последователями, не преследует цель вовлечения в какое либо религиозное объединение.