вход для последователей сайта vpoiskahbessmertiya.ru, 14+

Страшнее, чем грех убийства…

«Сильный не тот, кто одержал победу над слабым, а тот, кто пришел к слабому на помощь...»
(цитата из блокнота Стрелка)

С утра Манго повел меня в удивительное место, обещая показать что-то очень необычное. Так и произошло. Мы начали подниматься по четырехкилометровой дороге в храм Тунгнатх, один из пяти священных храмов Шивы в Гималаях.

Он расположен на высоте 3700 метров над уровнем моря и манит своей неземной загадочностью. Одни говорят, что этому храму 1000 лет, но, судя по тому, что его строительство связано с Пандавами, главными героями Махабхараты, — ему никак не меньше 5000 лет.

А значит, это дорога не в горы, это дорога в прошлое! Манго мне рассказал, что, когда окончилась братоубийственная война на Курукшетре, мудрец Вьясадева порекомендовал Пандавам отправиться в Варанаси и искупить грех убийства, попросив прощения у Шивы. Но Шива не хотел брать на Cебя искупление такого тяжелого греха и спрятался от них в Кедарнатхе.

Пандавы, не испугавшись тяжелой дороги, добрались и до Кедарнатха. Тогда, чтобы Пандавы не смогли Его узнать, Шива принял форму быка и спрятался в стаде других быков, которые мирно паслись на зеленом лугу. Вечером, когда стаду пора было возвращаться домой, Бхима, один из Пандавов (а надо сказать, что он был огромного роста и недюжинной силы), встал ногами на вершины гор, находящихся по краям долины, и стал поочередно пропускать под собой всех быков. Всё стадо прошло благополучно, за исключением одного могучего быка. Шива не смог допустить такого некрасивого поступка — боги не могут проходить, как животные, под ногами у человека — и встал перед Бхимой как вкопанный.

Бхима понял, что это и есть замаскированный Шива, и, наклонившись, попытался схватить Его руками, но Шива растворился в его руках и распределился по пяти местам в Гималаях, которые с того момента стали священными местами паломничества. Эти пять мест называются Панч-Кедар. Пандавы, чтобы умилостивить Шиву, построили в этих местах пять величественных храмов в честь Шивы и молились там, прося у Него прощения за братоубийственную войну. Каждый храм Шивы связан с определенной частью его тела. Спина оказалась в Кедарнатхе. Руки попали в Тунгнатх. Голова — в Рудранатх. Туловище — в Мадхьямахешвари, а волосы — в Калпешвари.

— Так что ты, Стрелок, как воин можешь помолиться в этом храме Шиве и попросить Его, чтобы у тебя были сильные руки! Тем более что именно этот храм построил сам Арджуна, главный воин Махабхараты, — сказал Манго и похлопал меня по рукам.
— А как молиться? — спросил я.
— Молись своей мантрой «Рам», она идеально подходит к этому месту, — посоветовал мне Манго и начал свой рассказ. — Неподалеку от Тунгнатха есть гора Чандрашила. Сам Рама медитировал на этой горе какое-то время. Но это уже история из «Рамаяны». Причем здесь же молился Шиве и враг Рамы — демон Равана. У него было десять голов, поэтому здесь его иногда зовут Дашагрива. Прямо здесь он десять тысяч лет совершал одну из самых суровых аскез, стоя на одной ноге в муравейнике, и в награду Шива наделил его такой силой, что тот смог захватить власть над всей вселенной. Вот это был настоящий террорист и узурпатор всекосмического масштаба! На Ланке он основал свое личное царство ракшасов, в котором боги с небес работали у него на кухне и чистили ему обувь. Агни готовил ему завтрак, Варуна таскал ведрами воду из колодца, а Ваю подметал пол и сдувал с Раваны пылинки. И только Рама смог справиться с его десятью головами, которые сразу же отрастали, если их отрубить. Так что все молятся в этом месте: и хорошие боги, и плохие демоны. А значит, не грех помолиться и нам! Смотри, вон тот черный камень на холме называется Сваямбху, именно он символизирует руки Шивы.

Мы подошли к этому камню и, поклонившись, прикоснулись к нему головой, а я положил на него руки в надежде, что они станут такими же сильными, как этот холодный камень, и держал их до тех пор, пока они не онемели, пытаясь почувствовать, как сила входит в мои ладони. Паломники с Запада, увидев священный камень, пытаются на него сесть, а жители Востока прикасаются к нему своим лбом. Как говорится, у кого что болит...

Усевшись на скамейку для путников, мы стали разглядывать горы, которые лежали перед нами как на ладони. Отсюда можно было увидеть несколько великих вершин Гималаев, и это производило неизгладимое впечатление. Возникло ощущение, что мы оказались на смотровой площадке богов. Заснеженные вершины окружали нас со всех сторон и, казалось, смотрели с вопросом — что мы тут делаем? Зачем пришли в страну богов? Почему не боимся умереть?

Те холмы, которые были ближе всего к нам, — это старый заповедник, в котором разводят исчезающий вид мускусных оленей. Так что, если вам повезет, вы даже сможете увидеть их, быстро проносящихся, как тени, между деревьев. А дорога к Тунгнатху довольно сложная, и для паломников вдоль всего пути специально поставлено множество каменных скамеек, где можно отдыхать, наслаждаться видами снежных вершин, с которых ветер срывает снег, и пытаться разглядеть среди деревьев редких оленей. На подъем к храму у нас ушло 4 часа, и силы наши иссякли. Рядом с нами сидели шиваиты. Они провели в пути уже несколько недель, но от них исходила радость, которая исходит только от паломников, — радость очищения, радость начала новой жизни. Согласно правилам поклонения Шиве, шиваиты должны посетить все пять храмов за раз, но в определенной последовательности: Кедарнатх, Тунгнатх, Рудранатх, Мадхьямахешвари, Калпешвар. Летом в удобное время паломники стараются посетить все эти храмы, чтобы получить милость Шивы и больше не рождаться на этой планете.

— Некоторые шиваиты, — сказал мне тихо Манго, чтобы не потревожить наших соседей, — специально посещают эти места зимой, когда все кругом засыпано снегом, поскольку они не хотят встречаться с праздными туристами, которые только и знают, что фотографироваться да курить ганджу. Наши попутчики весело рассмеялись, и я подумал, что они смеются над нами, но оказалось, что они обсуждают какие-то увлекательные истории. Мы прислушались, и паломники, заметив наш интерес, разрешили нам присоединиться к их группе.

Почти черный старик с самой большой желтой чалмой на голове и толстой книгой в руке рассказывал о том, что происходило в этих местах. А происходили здесь удивительные события, поэтому слушатели время от времени охали и, вскидывая руки вверх, выкрикивали свое традиционное: «Аччха!».
— Рядом с камнем Сваямбху, который является символическими руками Шивы, как-то сидел старый брахман и медитировал, — вел свой рассказ старик в желтой чалме, показывая рукой в нужную сторону. — Вдруг из медитации его вывели громкие крики и топот. Мимо него сломя голову бежали какие-то люди. Женщины, старики и дети убегали в ужасе от кого-то, кто, видимо, их очень сильно напугал. Не поняв, что происходит, брахман продолжил свою медитацию, чтобы прийти в спокойное состояние сознания.
Через некоторое время перед ним появились нехорошие люди (а в горах иногда встречаются путники с оружием, к которым лучше не подходить). Они спросили брахмана: «Здесь только что были люди, куда они побежали?». Священник стал размышлять: «В трактатах написано, что врать — это большой грех. И я как священник не могу соврать этим бандитам. Иначе нарушатся философские устои духовности». И указал рукой туда, куда побежали несчастные люди. Потом оказалось, что все эти женщины, старики и дети были зверски убиты. Брахман недолго ждал своей смерти и, покинув тело, увидел, что оказался в аду вместе с теми преступниками, которым он показал дорогу.
И там, в аду, он страдал даже сильнее, чем эти убийцы. Он не мог понять, что происходит, и попросился на встречу с главным судьей подземного мира — Ямараджем. Священник спросил у него: «Как же так! Я всю жизнь следовал законам религии, служил Богу, совершал аскезы. Почему же я попал в ад и страдаю сильнее, чем эти убийцы?». И Ямарадж произнес в ответ очень важные слова: «Правильное исполнение религиозных обрядов без милосердия, без любви, без сострадания является более тяжким грехом, чем убийство...».
— Аччха, — запричитали паломники и побрели дальше по дороге к храму, обсуждая услышанную историю.

Задумавшись над глубоким смыслом этой истории, мы спустились с горы и поехали в следующий город Нандапраяг, в котором сливаются священные реки Алакананда и Нандакини. Он расположен в 52 километрах выше по дороге от Рудрапраяга. Мы сидели у места слияния великих рек, и Манго рассказывал мне о матери Ганге. На мой усталый ум это оказывало такое же влияние, как сказка перед сном. Я потерял ощущение реальности и не мог понять, правда это или я уже давно сплю...

— Йоги говорят, что Ганга течет по трем мирам: высшим, средним и низшим. Это главная река материального мира, прикоснувшись к которой, можно почувствовать далекий космос, — мелодично вел свой рассказ Манго.
В этот момент с гор подул холодный ветер, и у меня по коже побежали мурашки — мне показалось, что это подул холодный ветер из самого космоса…
— На высших райских планетах она известна как Мандакини, на средних планетах уровня земли — как Ганга, а в низшем адском миру ее знают как Бхагиратхи. Поэтому Гангу в Гималаях иногда называют Трипатхага, или «река трех путей». И омовение в этой священной реке освобождает душу от множества грехов, которые человек совершал в своих прошлых жизнях.
— А грехи скольких жизней можно смыть с себя за одно омовение? — с интересом поинтересовался я у Манго.
— Не важно, сколько грехов ты смоешь; важно, как ты будешь себя вести в этой жизни. Кто прошлое помянет, тому глаз вон, — засмеялся Манго и, наклонившись к реке, брызнул в меня водой из Ганги. — Ты знаешь, — тихо произнес он, — святые люди называют Гангу рекой любви, потому что эта река, как настоящая любовь, не обращая внимание на национальность, религиозность, пол, возраст и прошлые прегрешения, позволяет всем, кто примет в ней омовение, остановить свою грешную жизнь и встать на путь мудрости. Но странные люди, принимая в ней омовение, просто хотят очиститься от старых грехов, чтобы появились силы грешить по-новому, и, если прислушаться, то можно услышать, как Ганга плачет от сострадания к этим несчастным душам…
Йоги говорят, что Ганга уже давно загрязнилась бы грехами людей и перестала бы их очищать, но она продолжает это делать только потому, что святые люди, принимая омовение в Ганге, в свою очередь снимают с нее все грехи. Так что вот в чем тайна Ганги! Зная этот секрет, мудрецы приходят к Ганге для того, чтобы встретить на ее берегу святых, которые очистили и Гангу, и всех людей, принявших в ней омовение. Глупцы же приходят только для того, чтобы помыться… Но, как правило, толку от этого никакого нет. Когда такие туристы идут принимать омовение, духи, которые живут в них, догадываются, что от них хотят избавиться, и запрыгивают на ветки деревьев, под которыми люди проходят к месту омовения, а когда омывшиеся идут назад, то духи узнают своих хозяев и запрыгивают на них обратно. Так что не ходи под деревьями в местах омовения, а то еще подцепишь парочку духов, которые от скуки хотят поменять своего хозяина…
Я с ужасом посмотрел на деревья вдоль реки, и мне даже показалось, что среди листвы мелькнули какие-то подозрительные тени…
И тут Манго сказал очень важные для меня слова:
— Так как твой путь — это путь воина, так как ты носишь имя Дроны, так как ты Стрелок, то ты должен помогать Ганге очищать людей от их грехов.

Я никогда не думал, что могу услышать в своей жизни такие слова.
— Мне надо узнать побольше о Дроне. Кто это? Чем он знаменит? Как моя жизнь связана с его именем? Что значит носить имя Стрелок?

— Хорошо, — ответил Манго. — Слушай! Во-первых, лучше его звать не Дрона, а Дроначарья, так будет уважительнее. Имя Дрона переводится как «тот, кто родился в сосуде». Это был не кто иной, как учитель боевых искусств тех самых Пандавов, которые построили пять храмов Шиве в Гималаях. Это один из важнейших героев Махабхараты, который знал, как пользоваться оружием богов. И его любимым учеником был тот самый Арджуна, который и построил храм Тунгнатха. Сейчас это оружие, владеть которым Дроначарья обучал Арджуну, называется атомной бомбой.
— Раньше тоже были атомные бомбы? — недоверчиво спросил я у Манго.
— Атомные бомбы были всегда, только не всегда люди были такими глупыми, — засмеялся Манго. — Дроначарья был сыном мудреца Бхарадваджи и родился в городке Дехрадун, который находится в полутора часах езды от Ришикеша. И, как ты уже понял по его имени, родился он необычным способом. Его отец Бхарадваджа однажды совершал омовение в Ганге, но неосмотрительно оказался рядом с местом, где в воде резвились небесные красавицы апсары. А апсары — это космические женщины, при виде которых ни один мужчина не может сдержать своих чувств: тело не выдерживает вида их небесных форм и само извергает семя. Бхарадвадж краем глаза увидел апсару по имени Гхритачи, и этого хватило, чтобы появилось семя, которое он и собрал в сосуд. Раньше мудрецы умели выращивать детей в сосудах, но эти технологии были утеряны, и теперь ученые грезят о клонировании или искусственном оплодотворении, но в действительности мало что получается, поскольку руководить всем этим процессом должен великий мудрец, получивший знание от богов. А с такими мудрецами сейчас большие проблемы… Так вот, из этого горшка и родился Дрона, который сразу же заинтересовался боевыми искусствами, особенно стрельбой из лука.
— Я учился в детстве стрелять из лука, — вдруг вспомнил я.
— Ну вот, видишь, — обрадовался Манго, — это все не просто так, во всем есть связь, которую мы не сразу замечаем. — Дрона в детстве дружил с царевичем Друпадой, — продолжал Манго. — Они были действительно близкими друзьями, настолько близкими, что Друпада пообещал отдать Дроне половину своего царства, когда он станет царем. Прошли годы, Друпада действительно стал царем, а Дрона так и оставался бедным брахманом. Однажды его так одолело безденежье, что он решил улучшить материальное положение своей семьи, попросив Друпаду выполнить свое обещание. Но Друпада, опьяненный властью и богатством, посмеялся над Дроной и оскорбил его, назвав неудачником. А слово неудачник было очень обидным в те времена, оно было равносильно матерному слову. Так что никогда не говори людям в Гималаях, что они неудачники, — пригрозил мне Манго. — Это мы с тобой неудачники, а они — великие души, доживающие свои последние жизни. Дрона ничего не ответил и молча ушел из дворца, но поклялся в будущем отомстить Друпаде за его бессердечное поведение. И потом через много лет, когда Дрона закончил обучать Пандавов секретам боевых искусств, он попросил их в качестве платы за обучение покорить царство Друпады, и те с радостью выполнили это задание. Дрона забрал себе половину царства Друпады. Но Друпада не исправился, он провел специальное огненное жертвоприношение для того, чтобы родить сына, способного убить Дрону. В результате у Друпады из священного жертвенного огня родился сын Дхриштадьюмна, впоследствии действительно убивший Дрону. Но знаешь, что самое интересное? — посмотрел на меня Манго. — Дхриштадьюмна тоже прошел обучение военному искусству у Дроны, хотя Дрона прекрасно понимал, что обучает своего будущего убийцу. Вот такие раньше были учителя, они были готовы учить даже своих врагов! А ты сможешь учить своих врагов? — спросил Манго, испытующе посмотрев на меня.
— Я припомнил всех своих врагов и честно сказал, что мне надо подумать. Непростой это вопрос! Похоже, действительно нелегко быть настоящим воином, тем более с таким именем — Стрелок. Убивать врагов — это я еще могу понять, но учить своих врагов убивать?.. Это действительно высший пилотаж. На это способны только великие учителя…

Продолжение следует...

Подписаться на обновления

Хотите сразу получать оповещения о выходе новых глав ?

Сказать автору «спасибо»? :)

Вы можете поддержать наш проект

Глава №12
Напишите нам: info@vpoiskahbessmertiya.ru

Книга представлена в частично свободном доступе, текст открыт до 16 главы.

vpoiskahbessmertiya.ru   Copyright © 2014

Материалы сайта vpoiskahbessmertiya.ru не являются миссионерской деятельностью от имени какого либо религиозного объединения, не направлен на распространения сведений о каком либо вероучении среди лиц не являющимися его последователями, не преследует цель вовлечения в какое либо религиозное объединение.