вход для последователей сайта vpoiskahbessmertiya.ru, 14+

Космические орлы.

«Если ты думаешь, что на других планетах жизни нет, значит, ты на них просто не был…»
(цитата из блокнота Стрелка)

Мы едем с Манго по серпантину 70 километров до следующего пункта нашего путешествия — городка Девпраяг. Слово «праяг» означает, что в этом месте сливаются воедино священные реки. И в Девпраяге мы хотим увидеть, как соединяются великая Бхагиратха и бурная Алакананда. Как говорится в Гималаях: одна священная река хорошо, а две священные реки лучше!

А пока мы трясемся в попутке и смотрим на сидящих по сторонам дороги благородных гималайских обезьян — лангуров, или хануманов, потомков того самого Ханумана, который был верным слугой Рамы. Они смотрят на проезжающие мимо машины и, видимо, чувствуют запах еды. Их пристальные взгляды как будто требуют: просто остановись рядом со мной, а уж я все сделаю сам!

Я опять вспомнил о своей мантре и схватился за четки: «Рам, Рам, Рам!». Словно услышав знакомые слова, здоровенный лангур, не в состоянии больше терпеть, запргыгнул на крышу нашей машины и, хитро заглядывая сверху в открытое окошко, попытался выхватить у меня пакет с бананами. Я не стал с ним спорить, выпустил из рук пакет, а довольный своей добычей лангур спрыгнул с машины и удалился восвояси, сразу же потеряв к нам всяческий интерес.

— Послушай, а почему этих здоровенных седых обезьян с черными мордами, без разговора отбирающих у путников все съестное, называют хануманами? — спросил я у Манго. — Что-то в них есть такое… историческое. Они будто чувствуют свою власть в этих лесах.
— О, это длинная история! Хочешь ее послушать? Ехать еще довольно долго, — посмотрел на меня с интересом Манго и, увидев, что я кивнул головой, поманил меня пальцем. — Ну, тогда подсаживайся поближе.
Стараясь перекричать шум мотора, Манго начал свой рассказ о Ханумане, царе всех обезьян:
— Перед тем как на этой земле появился великий Рама, случилась удивительная история, которую мне рассказал один йог, поклоняющийся Хануману — а Ханумана очень любят в Гималаях. На каждом углу можно встретить его ярко-оранжевый силуэт. Как-то раз на Кайлаше Шива затеял игру со своей супругой Парвати. Они приняли формы обезьян и так скакали целый день по деревьям, никем не узнанные. Полубоги любят менять тела, это их способ развлечения — немного похоже на то, как люди любят примерять на себя новые одежды. Так получилось, что во время этих игр Парвати забеременела, уж такая эта обезьянья форма... опасная для игр. Но, когда они с Шивой вернулись в свои первоначальные тела, Парвати наотрез отказалась рожать обезьянку. Она закатила истерику и потребовала, чтобы Шива как-то решил этот вопрос, ведь у них и так уже есть сын-слон, а тут еще и обезьянка родится! Некрасиво получается… «Ну ладно! — сказал Шива. — Я подумаю, как решить эту проблему». Тогда он попросил полубога ветра Ваю найти мудрецов, способных сохранить зародыш обезьяны до того времени, пока на земле не появится Рама. И как ты думаешь, кого он встретил в лесу?
— Думаю, тех самых семерых великих мудрецов, — предположил я.
— Точно, именно их! — засмеялся Манго. — Они спокойно шли по своим делам, и тут на тебе! Задание от самого Шивы, да еще какое задание — сохранить зародыш до лучших времен.

Это все происходило тут недалеко, у реки Мандакини. Мудрецы владели древними технологиями хранения тел в анабиозе. Они изготовили специальную железную бочку, эдакую капсулу времени, замуровали в ней зародыш, а саму бочку поместили в холодную горную реку. Ваю же остался охранять это первое в мире криогенное хранилище. Так прошло довольно много времени, и наступил момент появиться на этой земле царевичу Раме, а значит, и Хануману. Тут должны были выйти на сцену и другие герои... У Брихаспати, а это не кто иной, как духовный учитель полубогов, была служанка, которая приносила в его дворец цветы. И однажды, гуляя по лесу, она увидела влюбленную парочку гандхарвов, небесных музыкантов. А надо сказать, что гандхарвы очень любвеобильны. На нее нахлынули романтические чувства и, вернувшись во дворец, она набросилась на Брихаспати с поцелуями. А Брихаспати в это время занимался поклонением своему божеству — Шалаграма-шиле. Его это так разозлило, что он тут же произнес проклятье, а на небесах проклинать умеют: раз ты ведешь себя, как обезьяна, то и становись обезьяной! И служанка тут же превратилась в обезьянку, которая стала плакать и просить прощения за свою глупость.

Брихаспати потихоньку остыл и стал сожалеть о том, что проклял глупую девушку. Он придумал, как все исправить: дал ей имя Анджана и отправил ее на землю в Кишкинду, древнее царство обезьян, расположенное в южной Индии. Он ей пообещал, что когда она выйдет замуж за местного царя обезьян Кешари, то у нее родится очень могущественный сын, и тогда проклятие аннулируется, и она сможет вернуться домой на небо. Итак, Кешари и Анджана поженились, но у них не получалось родить ребенка. Тогда Кешари решил совершать аскезы, чтобы доставить удовольствие Ваю и попросить у него ребенка. И Ваю понял, что пришло время оживить зародыш обезьяны, который он охранял по приказу Шивы. Он поместил его в чрево Анджаны, и та родила сразу взрослого ребенка, ведь это же была мистическая энергия Шивы. Вот так быстро тогда все происходило: только родился — и тебе сразу 16 лет. Ребенка назвали Анджанея, и он так сиял, что на него просто невозможно было смотреть, приходилось щуриться. Анджана поняла, что проклятие аннулировано, и собралась уже уходить на небеса, но только что родившийся взрослый сын задал ей разумный вопрос: «Ты меня родила и сразу же уходишь? А что же я буду есть?» Мать огляделась вокруг, как раз был закат солнца, и поэтому она сказала: «Ты можешь скушать любой плод, который будет таким же красным и спелым, как это солнце». Анджея был очень голоден, и к нему в голову пришла простая мысль: «Почему я должен искать то, что красное и спелое, как солнце? Почему бы мне просто не скушать само солнце?» Недолго думая, он протянул руки и, схватив целиком всю планету Солнце, уменьшил ее до размера яблока и положил себе в рот. Но поскольку оно было очень горячим, он так и держал его во рту — не глотал.

Тут начались настоящие проблемы. Свет потух во всей вселенной. Индре пришлось стрелять своим оружием ваджрой, или молнией! Он прицелился в ту сторону, откуда доносилось чавканье, и молния ударила Анджанею по губам. Тот перехватил молнию и стал удивленно рассматривать, что это такое. Индра увидел Анджанею, держащего его молнию в руке, и подумал, что это уж слишком: мало того, что этот кто-то съел само солнце, так еще и отобрал у него личное оружие! Индра пошел за советом к Брахме, а Анджанея, продолжая рассматривать молнию, думал о том, как ее състь: кусать или жевать? Но Брахма сразу же всех успокоил: «Я знаю, кто это! Бояться нечего! Это сын Шивы, великий преданный Рамы, и у него есть вечное имя — Хануман! Теперь надо пойти к нему и умолять его вернуть Солнце, иначе света во вселенной больше не будет». На поклон к Хануману пришло ни много ни мало — все 33 миллиона полубогов, и все его просили открыть ротик! Но Хануман рот не открывал, так как обиделся на то, что ему досталось молнией по губам.

И тогда Брахма сказал: «Давайте все ему свои благословения! — и первым произнес: Ты будешь жить так долго, как сам пожелаешь!» Ханумана это не впечатлило. Тогда вышел Агни и сказал: «Ты будешь неуязвим для огня!» И это не произвело на Ханумана никакого впечатления. Вперед выступил Индра со словами: «Ты станешь более знаменитым, чем я» Никакого эффекта. Затем явился Ваю, говоря: «Ты будешь быстрее, чем ветер!» Тут Хануман начал потихоньку отходить от обиды, а полубоги по очереди продолжали давать ему свои благословения. Хануман подумал: «Они зачем-то дают мне свои благословения, хотя я просто хочу есть». Брихаспати, который мог читать мысли других, понял желание Ханумана и в свою очередь произнес: «Я дарю тебе все плоды, которые есть в этом мире, и дарю тебе знания, при помощи которых ты будешь различать все плоды, растения и деревья в этом мире. Ты также будешь знать их полезные свойства. Вот мое благословение тебе». А Дханвантари, основатель лечебной системы «аюрведа», добавил: «И ты сможешь лечить чем угодно — твои пациенты вылечатся, а мертвые оживут». И тут Хануман открыл рот и выпустил Солнце на свободу. Именно в этот момент он и получил имя Хануман, что переводится как «тот, у кого ранена щека», — это был след от ожога Солнцем.

— Значит, Хануман владел тайной эликсира бессмертия? — спросил я.
— Да, — ответил Манго, — он один из посвященных. А затем Брахма дал ему самосветящееся бриллиантовое ожерелье и сказал: «Это наивысшее благословение, которое ты можешь получить в этом мире. Ты будешь вечным слугой вечного Господа, и только вечный Господь сможет узнать это вечное ожерелье. Это значит, что он узнает тебя, а ты узнаешь его». По этому ожерелью Рама и Хануман потом действительно узнали друг друга, и теперь им поклоняются вместе. Никто не отделяет Раму от Ханумана, а Ханумана от Рамы.
— Какая удивительная история. Даже не верится, что она происходила прямо в этом месте! — завороженно поблагодарил я Манго за рассказ.
Тут водитель сказал нам, что мы подъезжаем к Девпраягу, и мы приготовились высаживаться. Но машина никак не могла проехать мимо взволнованной толпы, смотрящей с обрыва вниз и показывающей куда-то пальцами.
— Грузовик сорвался, — спокойно сказал наш водитель.
— Как сорвался?! — в ужасе закричал я, не понимая спокойствия водителя. — Надо выйти помочь!
— Да ничем тут уже не поможешь, в этом месте обрыв 100 метров, так что либо Бог милостив, либо привет от Раху.
— Раху! Я помню это имя! Это он пытался украсть эликсир бессмертия, а теперь мстит всем за то, что ему не дали этого сделать!
— Да, — ответил водитель. — Он приходит к водителям в виде особого сна, когда водителю кажется, что он едет, а на самом деле он уже уснул. А тут далеко не уедешь — первый поворот, и стометровка в следующую жизнь, — настолько отрешенно сказал водитель, как будто сам уже не раз срывался в пропасть.

Мы медленно проезжали мимо места происшествия, я пытался увидеть что-нибудь внизу, но так ничего и не разглядел.
— Это Раху, – грустно сказал Манго, — с ним не поспоришь!

Девпраяг — это один из великих праягов на территории Индии. Он так же знаменит, как и Аллахабад, в котором сливаются три священные реки: Ганга, Сарасвати и Ямуна. Хотя, как говорят местные жители, в Девпраяге тоже присутствует невидимая река Сарасвати, которую видят только продвинутые йоги. Индия — это единственная страна в мире, где можно принять омовение в невидимой реке… Города на месте слияния священных рек всегда становятся местами паломничества. И мы по узкой лестнице, которой немыслимое количество лет, спускаемся к самой важной точке, представляя себе, как это происходило тысячи лет назад, к точке слияния молочной Алакананды и бирюзово-прозрачной Бхагиратхи. Собственно говоря, с этой точки слияния люди и начинают эту реку называть Гангой, во всяком случае те, кто составляют карты, хотя мы-то с вами знаем, что с Гангой не все так просто…

Это, конечно, словами не передать! Двойная сила великих горных рек, текущих прямо из космоса, как будто уносит наше сознание вслед за собой, и приходится сдерживать себя изо всех сил, чтобы не броситься в эту воду и не уплыть вместе с мощными волнами, образовавшимися от встречи двух течений, куда глаза глядят. Говорят, что некоторые паломники все-таки не выдерживают и прыгают в эту ледяную воду. Как бы услышав мои мысли, Манго крепко взял меня за руку, а сидевшие в небольших пещерах йоги вышли из своих убежищ и подошли к нам поближе. Я поклонился одному из них и спросил:
— Сколько лет ты здесь медитируешь?
Йог улыбнулся настолько красиво, что я подумал, может, это какой-нибудь артист из Болливуда?
— Я не помню, сколько лет я здесь нахожусь, но я бы хотел здесь остаться навсегда, а ты не хочешь? У нас есть парочка мест в пещере! — ответил он, смеясь, и похлопал меня по плечу.
— Нет, не могу, мне надо в горы, я еще не разобрался со своим предназначением. Я хочу найти эликсир бессмертия, который спрятан где-то тут в Гималаях.
— Да, — голосом, от которого побежали мурашки по коже, сказал йог, — ты прав, он спрятан где-то здесь…
Другие йоги в знак согласия покачали головой, и на их лицах будто бы было написано, что они пили этот эликсир сегодня утром.
— А зачем вы тут сидите? В этой пещере на самом обрыве? Тут же холодно, неуютно, сыро? — продолжил я допытываться правды у йога.
И тут он сказал слова, которые остались не только в моем блокноте, но и в моем сознании навсегда. Он прищурился и медленно произнес:
— Ты знаешь, молодой человек, в этом мире жизнь бессмысленна абсолютно везде, но в этом месте она бессмысленна меньше всего, — и показал нам пальцем на два углубления на камне. — Знаете, что это? Это отпечатки стоп Рамы…

Воспользовавшись моим замешательством, йог ушел в свою пещеру, как будто его никогда и не было, а мы с Манго, взяв по круглому камешку на память, стали забираться по лестнице вверх, чтобы посетить знаменитый храм Рамы-Рагхунатхи. На каждой ступеньке этой лестницы было углубление, протертое за многие годы босыми ногами паломников. Все они пришли из разных мест мира, чтобы поклониться почти 5-метровому божеству Рамы в храме, которому, как говорят местные жители, больше 10 000 лет. Это место относится к 108 священным обителям Бога Вишну. Когда Рама возвращался с победой из Шри-Ланки, он совершал здесь покаяние, чтобы искупить грех убийства короля-демона Раваны, который был брахманом. А убивать царей и брахманов просто так нельзя, иначе в этом мире будет полный хаос. Есть мнение, что именно из этого места Рама и ушел с этой планеты в свою изначальную обитель. Так что где-то здесь находится точка перехода между мирами. В какой-то момент мне показалось, что если зайти в этот прокопченный лампадами храм и закрыть за собой тяжелые двери, то можно выйти в другой вселенной. Тут я начал понимать, что мантру «Рам» мне дали неспроста, она действительно рождена из этих мест и на самом деле помогает по ним идти.
— Звук приходит из духовного мира! — услышав, как я повторяю мантру, заговорил со мной Манго. — Йоги говорят, что Гималаи — это застывшие звуки слов Бога. И если повторять свою мантру внимательно, то эти слова Бога можно услышать. А те, кто их услышал, больше из Гималаев не возвращаются…
— Мне кажется, что те йоги, с которыми мы сейчас разговаривали, их уже услышали.
— Возможно, — задумчиво сказал Манго, — а иначе что они тут делают?

Девпраяг также знаменит тем, что в нем проживал брахман Дева Шарма, по имени которого и был назван этот городок. Он совершал здесь свои могущественные аскезы: скорее всего, он стоял в ледяной воде по несколько дней, а может, даже месяцев или лет. В своей медитации он попросил, чтобы Бог пришел в этот мир в образе Рамы. И Бог не смог отказать такому герою. Поэтому в этом месте все поклоняются божеству Рамы из черного гранита, которое установлено в храме Рагхунатхи 1250 лет назад самим Ади Шанкарачарьей. Здесь до сих пор остались надписи на камнях, датируемые первым веком нашей эры. В ежегодный праздник Рама Навами божество Рамы одевают в золотые украшения и устанавливают во дворе храма на всеобщее обозрение, его располагают на священном камне, где, говорят, сидел сам Рама. Почти пирамидальной формы храм построен из огромных камней и увенчан белым куполом. Крыша покрыта медными пластинами и украшена красивым шпилем. А в древних трактатах можно найти описание, что в этом месте медитировал свои 1000 лет архитектор этого мира Брахма, чтобы понять, как творить этот мир. Творить мир не просто, без медитации и помощи Бога тут не справиться…

Из храма вышел священник, который вынес предложенную божеству лампаду и дал нам прикоснуться к огню рукой. В Индии так принято: надо касаться сначала огня, а потом своего лба. Так мы выражаем почтение огню, который олицетворяет самого Бога. Священник сел рядом с нами и сказал:
— Вы слышали когда-нибудь о Бали?
— Это такой остров? — оживился я.
— Нет, — рассмеялся священник, — ну какой же это остров, это Бали Махарадж, царь, родившийся в семье демонов, внук великого святого Прахлада, который привил ему благочестивые качества. Этот царь Бали не просто покорил землю, он покорил всю вселенную со всеми ее райскими мирами. Захваченные полубоги пожаловались Богу Вишну, и тот пришел к Бали в виде мальчика-карлика Ваманадева и попросил у царя участок земли размером в три шага. Царь Бали, невзирая на предупреждения его учителя Шукрачарьи о том, что это может быть подвохом, не стал отказывать карлику. Внезапно Ваманадев стал увеличиваться в размерах, и первым шагом Он переступил через всю Землю и все райские планеты. Своим вторым шагом Ваманадев пробил оболочку вселенной, откуда в материальный мир просочилась капля Причинного океана. Эта капля в виде энергии распространилась по всем высшим мирам, а на Землю пришла как священная река Ганга. И третий шаг Ваманадеву было некуда сделать. Тогда царь Бали поклонился и подставил для его ноги свою собственную голову. В награду Ваманадев сделал Бали владыкой Паталы, системы низших планет вселенной. И благодаря прикосновению стопы Господа Вишну Бали Махарадж стал святым. Так вот, вся эта история происходила именно в этом месте!

Я оглянулся вокруг и опять потерял понимание времени. Не было ничего, что говорило бы о том, в каком веке мы сейчас находимся. Что ж это за место такое, где теряется реальность и появляется ощущение вечности?
— Это Гималаи, брат, — поняв ход моих мыслей, успокоил меня Манго. — Это просто Гималаи!

Девпраяг также и место паломничества для астрологов и астрономов. Здесь родина известного ведического ученого Ачарьи Шри Чакрадхар Джоши, который основал в 1946 году на высокой горе обсерваторию под названием Накшатра Вед Шала. Это довольно-таки, по местным меркам, хорошо оборудованная обсерватория, которая имеет два телескопа, 3000 древних книг на астрономическую тему и коллекцию старых астрономических инструментов —Сурья Гхати, Джал Гхати и Дхрув Гхати, — которые являются верхом ведических технологий.

— Сейчас за обсерваторией следит его ученик, которого все зовут Гуруджи, — шепотом стал рассказывать мне Манго. — Так вот, этот Гуруджи иногда по секрету делится, что именно в этой обсерватории наблюдали за гигантскими космическими орлами!
— Космические орлы! — чуть не закричал я. — Как в космосе могут быть орлы?
— О, еще как могут, — шептал мне на ухо Манго, — просто об этом не принято говорить. Но их можно реально увидеть. Эти орлы столь велики, что могут охотиться на слонов и запросто перелетать с планеты на планету. Они взлетают с одной планеты и садятся на другую. В полете они откладывают яйца, и, пока эти яйца падают, из них вылупляются новые птицы. На санскрите этих орлов называют шйена. К Гуруджи однажды приехал его западный друг, и ночью они вместе увидели в телескоп, как на Луну сел такой гигантский орел, а рядом с ним еще один, только поменьше — видимо, детеныш. Отдохнув, они вспорхнули и улетели по своим космическим делам. А друг Гуруджи вернулся к себе на запад и попал в психушку. Так что Гуруджи особенно никому об этом больше не рассказывает… А ты имей в виду: если на тебя находит тень от тучи, то проверь, действительно ли это туча отбрасывает тень.

Продолжение следует...

Подписаться на обновления

Хотите сразу получать оповещения о выходе новых глав ?

Сказать автору «спасибо»? :)

Вы можете поддержать наш проект

Глава №9
Напишите нам: info@vpoiskahbessmertiya.ru

Книга представлена в частично свободном доступе, текст открыт до 16 главы.

vpoiskahbessmertiya.ru   Copyright © 2014

Материалы сайта vpoiskahbessmertiya.ru не являются миссионерской деятельностью от имени какого либо религиозного объединения, не направлен на распространения сведений о каком либо вероучении среди лиц не являющимися его последователями, не преследует цель вовлечения в какое либо религиозное объединение.